Главная\Медиа\Статьи\ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ ТРЕБУЕТ СОЗДАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО КЛАСТЕРА

ОСВОЕНИЕ АРКТИКИ ТРЕБУЕТ СОЗДАНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО КЛАСТЕРА

« Назад

17.12.2015 03:32

Освоение Арктического региона и добыча там полезных ископаемых — беспрецедентная по сложности и требуемым ресурсам задача. Однако, несмотря на успехи «сланцевых технологий», несмотря на обоснованные протесты «зелёных» или кого бы то ни было, но рано или поздно крупномасштабная добыча полезных ископаемых на Арктическом шельфе неизбежна. И либо Россия будет это делать сама — осознанно и планомерно, с приоритетом на интересы государства, либо это сделают за нас и без нас другие!

      Надо сказать, что условия Российской Арктики уникальны, нигде больше на планете нет таких экстремальных условий. Беспрецедентная протяжённость береговой линии и площадь арктических территорий, экстремальные природно-климатические условия, критические температуры до —60°С, сложнейшая ледовая обстановка — ледовые поля до 1,5–2м, соленые туманы, большие глубины, сейсмическая активность. Крайне ранимая природа, где авария даже несоизмеримо менее тяжёлая, чем в Мексиканском заливе, может привести к катастрофе планетарного масштаба. Ведь Арктика — это «фабрика климата». Тайфуны рождаются на полюсах. И при этом в Арктике доказано наличие крупнейших месторождений углеводородов.
      V612Сейчас ситуация с освоением арктического региона России напоминает «точечную застройку» в мегаполисе, множество разрозненных проектов слабо согласующихся между собой. «Газпром» строит свои объекты, «Лукойл», «Роснефть», «Сахалинская энергия» — свои… И, несмотря на то, что доли каждой из компаний принадлежат Российской Федерации, каждая из них преследует, прежде всего, собственные корпоративные интересы.
      Безусловно, основная цель компаний — повышение капитализации и извлечение прибыли, с которой уплачиваются налоги. По сути платить налоги — это есть их патриотическая функция. Для этого нефтяная компания должна повышать свою экономическую эффективность, снижать затраты и, следовательно, покупать технологии и технику там, где дешевле, а в сегодняшней ситуации это значит покупать за рубежом, где длинные деньги, наработанные технологии и многое другое. В результате мы покупаем за валюту технологии, добываем нефть и газ, потом эту валюту снова обмениваем на технологию для добычи этой самой нефти. Замкнутый круг! Очевидно противоречие между желанием каждой конкретной добывающей компании закупать более дешёвое оборудование на западе и потребностью государства развивать собственные технологические мощности и производство.

Арктика как драйвер развития технологий

Проработанной долгосрочной стратегии освоения Арктики, решающей проблему комплексно, сегодня нет. Если оценить задачу с точки зрения здравого смысла и интересов государства, то решение должно быть совсем другим.
Повторюсь: полномасштабное освоение Арктики, освоение глубоководных пространств Мирового океана — задача сравнимая и даже превосходящая по сложности освоение космоса или обуздание термоядерного синтеза. Как и в случае с освоением космоса, необходимо создание целой отрасли. Освоить арктический Север исключительно вахтовым методом не получится.
      Нужна сеть современных городов, которые станут кадровыми, технологическими и сервисными центрами освоения арктических территорий. Необходимы буровые ледостойкие суда и платформы, газотурбинные установки большой мощности, способные работать в условиях солёных туманов, подводно-добычные комплексы (ПДК) и подводная инфраструктура — райзерные блоки, манифольды, трубопроводы, шлангокабели, подводный КИП и блоки управления. Инфраструктура транспорта нефти и газа. При всем этом, требования к морскому арктическому оборудованию на порядок жёстче, чем к н005аземному: компактное, сверхнадёжное, хладостойкое, способное работать в сложной ледовой обстановке, необслуживаемое или только с дистанционным обслуживанием, с длительными сроками автономной эксплуатации. А ещё необходима полноценная ледокольная группировка, полномасштабное восстановление редкоземельной промышленности — требуются новые сплавы — холодостойкие, трещиностойкие, жаропрочные. Многие технологии ещё только предстоит наработать, например, пока не понятно, как гарантированно противостоять айсбергам, которые при движении пропарывают морское дно на многие метры, как упрятать трубопроводы, как ликвидировать возможные аварийные розливы нефти и утилизировать нефтешлам во льдах?
      Тем не менее, за освоение арктического шельфа стоило взяться только ради того, чтобы стимулировать развитие высокотехнологичного машиностроения. Ведь Арктика, помимо огромной ресурсной базы, это одновременно и зона рождения «Технологий будущего» и бездонный рынок спроса и потребления высоких технологий на 50–70 лет минимум!
      Человечество осознанно вкладывает колоссальные средства в такие сверхзатратные проекты как «космос»,
«термояд» или коллайдеры — потому что они формируют будущее. Освоение Арктики — точно такой же проект для будущих поколений, только помимо технологий, Арктика уже сейчас даёт коммерческую отдачу непосредственно через добываемые нефть и газ. Работы на шельфе Арктики должны стать настоящим локомотивом для всех отраслей экономики, подобно космическим достижениям. Именно поэтому все развитые страны так активно и настойчиво интересуются проектами в Арктике. Кстати, иностранцы прекрасно понимают роль Арктики, прежде всего, как драйвера развития технологий. Возможность заработать — это далеко не главный стимул для них — на выходе обязательно возникнут уникальные технологии и принципиально новые продукты, которые будут востребованы во всех отраслях. Именно за этими сверхсложными задачами, которых нет больше ни у кого на планете, стремятся к нам мировые компании-лидеры, они рассчитывают совершить в своих областях новые технологические прорывы, кардинально усовершенствовать свои продукты и упрочить позиции в глобальной конкуренции…
      Сейчас полномасштабная война за рынок «арктической» морской техники уже идёт. Ведущие зарубежные машиностроители всеми правдами и неправдами стараются оттеснить национальных игроков и выстроить потенциальный спрос под себя. Очевидно, что ориентация только на иностранные технологии, даже если они сейчас более развиты и более дешёвые, — крайне опасный путь. Это не только утрата шансов на освоение новых технологий, но привязка к импортным комплектующим и навязывание иностранных стандартов. Более того, никто не продаст прорывной продукт, мы получим вчерашний, а то и позавчерашний день — то, что создано10/15/20 лет назад, обрекая себя на гарантированное отставание.

Создание Арктического Кластера —
Международного технологического центра разработки арктических и глубоководных технологий

Но беспрецедентный масштаб задачи показывает, что ни одна даже самая крупная компания, как и ни одна страна, не смогут в одиночку справиться с ней в разумные сроки. Для компании бессмысленно, да и неразумно строить и содержать свой собственный ледокольный флот, свой завод по производству ПДК или турбин, в одиночку разрабатывать хладостойкие сплавы и жаропрочные материалы.
      Более того, по многим технологиям решений пока нет ни у одной страны, ведь промышленная добыча каких бы то ни было ресурсов в столь сложных условиях не ведётся нигде в мире. Соответствующего опыта и отработанных технологий пока ни у кого нет, так как нигде больше нет таких экстремальных требований. Следовательно, разумно создать условия, чтобы эти технологии создавались и оставались у нас! Тем более, что зачастую никаких особых, нерешаемых технологических преимуществ в технике арктического класса у иностранцев перед нашими машиностроителями нет. Решением видится максимальная кооперация для снижения затрат каждой из заинтересованных сторон. Совершенно логично объединить совместные усилия и наработки в совместный международный Проект, максимально использовать опыт международного технологического сотрудничества по примеру МКС, Термоядерного сотрудничества (ИТЭР, TFTR)! Ярчайший пример взаимовыгодного международного сотрудничества — CERN и его Большой адронный коллайдер — проект, в котором места хватает всем.
Polar__Bears__on__Ice__018Конечно, пока мы сильно зависим от импортных технологий — сказывается и общее технологическое отставание, и бездарная тендерная политика на основе Федеральных Законов, когда в идеологическую основу всей промышленности страны положен принцип выбора не самого передового или оптимального решения, а самого дешёвого и, следовательно, самого примитивного. Не секрет, что за последние 20 лет мы серьёзно отстали и в науке, и в технологиях. Страна больше десяти лет была в полуразрушенном состоянии, фундаментальные исследования почти не велись, технологии, разработанные ещё в советское время, за бесценок отдавались на Запад. 
      Но, тем не менее, потенциал в советские годы был создан настолько значительный, что он до сих пор позволяет нам быть одними из лидеров в целом ряде глобальных научно-технологических проектов. Наша страна играет ключевую роль на МКС. Или взять обуздание термоядерного синтеза: именно Советский Союз в 60-е годы предложил рассекретить термоядерные исследования и создать международный термоядерный проект, и мы там до сих пор одни из ведущих участников. Та же самая ситуация — в CERN: без российских учёных этого проекта, возможно, и не было бы. Вся криогеника там наша, сверхпроводники, фундаментальные научные подходы — тоже во многом российские. Мы по сей день мировые лидеры в подводном судостроении. У России огромный потенциал в области авиадвигателей, самого сложного технического изделия, которое придумало человечество, ведь мы одна из пяти стран, овладевших полным циклом — от разработки и проектирования до производства. Россия — лидер по хладостойким материалам…
Но и отказываться от международных наработок неразумно, путь самоизоляции бесперспективен. И именно Россия может выступить инициатором и естественной «базой» международного Арктического Кластера — совместного технологического и промышленного центра по развитию Арктических и глубоководных технологий, которые будут ключом для освоения всего Мирового Океана. Ведь именно у нас, с одной стороны, самые сложные и суровые Арктические условия — нигде на планете больше такого нет, но при этом именно у нас на Севере России уже создана удобная транспортная система, самые удобные логистические возможности для доставки крупнотоннажных металлоконструкций в Арктику по крупнейшим рекам. У нас крупнейшая ледокольная группировка, и мы способны поставлять оборудование морем, например, через Северный морской путь, а ведь логистика — один из ключевых моментов для реализации любого проекта. У нас имеются высокотехнологичные производства практически в Арктическом регионе — те же «Севмаш» или «Звездочка». Есть достаточно крупные порты, вдоволь научно-технических и инженерных кадров.
      Мы — как никто на этой планете умеем создавать города и масштабные производства на Севере. В конце концов, именно Россия доминирует в Арктике по естественным причинам. То есть, по совокупности параметров Россия — самый привлекательный «кандидат» на роль такой БАЗЫ.

Концепция «Яйцо Кащея Бессмертного»
(с успехом применяется китайцами)

Для иностранных компаний Россия может предоставить уникальный по объёму рынок, но на наших условиях — хочешь зарабатывать — пожалуйста, но локализуй полномасштабное производство, размещай проектные и исследовательские центры, готовь специалистов, создавай и передавай технологии, интегрируйся! По сути, предложить преференции и стабильность в обмен на технологии. Разместив ключевые технологические базы ведущих мировых компаний на своей территории, мы обеспечим и контроль, и лояльность, и собственную технологическую независимость!
      Очевидно, что создание Международного арктического кластера, особенно в условиях санкций, задача крайне нетривиальная. И не стоит надеяться, что быстрая. Потребуется вдумчивая, последовательная работа, по убеждению международного сообщества. С чего стоит начать?
      Думается, что первым шагом должно стать создание национального регулятора Арктического кластера — компактного государственного органа с широчайшими полномочиями и при этом без возможности лоббирования интересов отдельных компаний или кого бы то ни было, кроме России. Органа, главной задачей которого должна стать разработка единых долговременных правил игры, чтобы создать в итоге самоподдерживающуюся систему. Также напрашивается восстановление государственного комитета по науке и технике — ГКНТ.
      Также, на мой взгляд, требуется внести две новеллы в 44-й и 233-й Федеральные законы.
    Первая — при проведении конкурсов на закупку оборудования и технологий для Арктического проекта установить абсолютный приоритет технического совершенства над ценовыми параметрами.
      Вторая — для компаний с глубокой российской локализацией установить коэффициент преимущества по цене не менее чем два к одному. Пусть даже это будут более дорогие решения, но при этом деньги останутся в России и уйдут не на банковские депозиты, а будут «работать» в производственной сфере.
      Одного этого условия будет во многом достаточно для того, чтобы запустить процесс локализации и сделать участие в Российском Арктическом проекте инвестиционно привлекательным и для российских компаний, и для иностранцев — ведь бизнес идёт туда, где выгодней! Уверен, первыми сориентируются как раз иностранные компании. Это и будет лучшая мотивация для них строить заводы и более глубоко входить в нашу экономику.
 

Лучшая политика — это экономика!

Сейчас крайне удобный информационный момент для объявления Российской Арктической инициативы, это и 100 лет Первой мировой войны, 70 лет победы в Великой отечественной войне — когда империалисты бок о бок с коммунистами противостояли фашизму, 40 лет стыковке «Союза»-«Аполлона»! Плюс множество других замечательных мировых дат.
      В 2016 году исполнится 60 лет международному сотрудничеству по управляемому термоядерному синтезу, мы 22 года сотрудничаем на МКС, 62 года исполняется CERN. Такое сотрудничество нужно расширять, и инициатором должна выступить Россия.
      Проект типа CERN будет хорошей формой и прологом, чтобы оформить новый МИРОВОЙ договор между нами и Западом, снять напряжённость в военно-политической сфере. И если мы сегодня предложим проект планетарного масштаба по совместному использованию морских богатств Арктики, он будет поддержан. Предоставим уникальные условия и все забудут про санкции. Все устали от противостояния. Ничто так не сближает, как общее дело, общие интересы.




Виктор Лещенко
генеральный директор Научно-технического центра «Нефтегаздиагностика»,
председатель Правления Научно-промышленного союза «РИСКОМ»



ОТЗЫВЫ
ЛУКОЙЛ-КОМИ

"Компания ООО «НТЦ «Нефтегаздиагностика» зарекомендовала себя как надёжный деловой партнёр."

ПОЛИМЕРТРУБСТРОЙ

"Сложность работ по ВТД обуславливалась наличием внутреннего защитного антикоррозионного покрытия и втулок CPS на сварных монтажных соединениях трубопровода. Разработанные ООО «НТЦ «Нефтегаздиагностика» организационно-технические процедуры позволили безопасно и качественно выполнить весь комплекс работ."

ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ

"ООО «ЛУКОЙЛ-ПЕРМЬ» отмечает профессионализм руководителей и линейного персонала ООО «НТЦ «Нефтегаздиагностика», которые обеспечили качественное и своевременное выполнение всех работ в рамках заключенных договоров"

Все отзывы
Новости
Ежегодно мы диагностируем около 4 500 – 5 500 км. наземных трубопроводов.
Архив новостей
Наши клиенты и партнёры
  • Petrodar
  • South Stream
  • Rosneft
  • Kaztransoil
  • Bumiarmada
  • Лукойл
  • SAHALIN ENERGY
  • Газпром
  • Gubkin
  • TDW
  • rosen
  • PI
  • Halliburton
  • Transneft
  • Eni-saipem
  • Saudi Aramco
  • Wetherford
  • Nord Stream
  • Achimgaz
  • melnik
  • TPS
  • РИТЭК
  • Asis Trans Gas